финансы
Добавить сайт в избранное
всё о финансах
финансы
банк и кредит
управление финансами
финансы и персонал
финансовая отчетность
страхование
полезная информация по финансам
Управление финансами
Финансовый менеджмент
Финансовый маркетинг
Финансовые расчеты
Кассовые операции
Аудит
Главный бухгалтер
Бухучет
Банки
Кредит
Вклады
Кредитные карточки
Автоматизация бизнеса
Безопасность финансов
Управленческий учет
Управление знаниями
Управление
Зарплата персонала
Командировочные расходы
Управление персоналом
Пенсионный фонд
Внебюджетные фонды
Деловое общение
Составление отчетности
Первичные документы
Проверки
МСФО
Страхование в СМИ
Страхование на Западе
Рынок страхования
Автострахование
Новости страхования
Медицинское страхование
Страхование недвижимости
Страхование вкладов
Личные финансы

Иностранные банки

Филиалы иностранных банков: пускать или не пускать?
Этот почти гамлетовский вопрос обсуждается на различных уровнях уже достаточно долго. Особую актуальность он приобрел в связи с переговорами по вступлению России в ВТО. Еще в 2003 году банковское объединение «Financial Leaders Working Group» («FLWG») и Федеральный союз немецких банков («BDB») выступили с предложением допустить филиалы иностранных банков на отечественный банковский сектор. Иностранные банкиры мотивировали свою позицию тем, что либерализация рынка принесет долгосрочные инвестиции в банковскую систему страны и увеличит ее конкурентоспособность1.

Однако их предложение было отвергнуто, несмотря на то, что недостаточная капитализация отечественной банковской системы является одним из важнейших факторов, которые ставят под сомнение возможность выполнения задачи по удвоению ВВП, поставленную Президентом России В. Путиным. По словам министра финансов А. Кудрина, «в интересах финансовой устойчивости российской банковской системы и российских финансов такое ограничение в России на этом этапе оправдано… в перспективе, за пределами 78 лет, можно возвратиться к этому вопросу2». Аналогичной позиции придерживаются и другие сторонники запрета. Учитывая, что российское банковское сообщество в своем большинстве всегда было против конкуренции изза рубежа, представляется полезным предложить читателям анализ доводов «против» с точки зрения их корректности.


ТРИ СТРАШИЛКИ…

В отличие от дочернего банка, иностранный филиал — неотъемлемая часть материнского банка: он не имеет юридического лица и у него нет собственных средств. Эти отличия юридического и финансового статуса, по мнению ряда экономистов, наделяют филиал рядом бесспорных преимуществ перед российскими банками. Разберемся, насколько серьезны эти «страшилки»?

Страшилка 1: филиал иностранного банка, не обладая капиталом, будет иметь явное преимущество перед отечественными кредитными организациями, поскольку основные нормативы, регулирующие деятельность банка (максимальная величина задолженности на одного заемщика, коэффициент достаточности собственных средств и т.п.), рассчитываются относительно величины капитала банка3.

Основное следствие, вытекающее из данного опасения, заключается в том, что отсутствие капитала позволит филиалу крупного западного банка выдавать кредиты в нужном заемщику объеме, что для большинст­ва российских банков, ограниченных относительно небольшим размером собственных средств, затруднительно. Справедливости ради следует отметить, что большие кредиты — благо и для каждого заемщика, и для экономики в целом. Что же касается существа вопроса, можно привести следующие аргументы.

Во­первых, уже сейчас при невозможности финансирования дочерними иностранными банками клиента в нужном объеме в роли кредитора выступает его материнская компания, а дочерняя структура может осуществлять вспомогательные функции. Таким образом, это опасение должно относиться не к филиалам, а к иностранным банкам вообще.

Во­вторых, синдицированное кредитование позволяет отечественным банкам удовлетворить спрос заемщика на большие кредиты. Правда, пока на этом рынке действует не более 5070 банков4, а проведение такого рода сделок сопряжено с особенностями отечественной банковской системы: низким доверием банков друг к другу, отсутствием отработанных схем и правил синдикации, сложными переговорно­согласительными процедурами и так далее.

Втретьих, многие российские банки фактически нарушают норматив, который ограничивает максимальную сумму кредита, приходящегося на одного заемщика или группу связанных компаний. Не секрет, что ссуды, превышающие ограничение, выдаются не напрямую, а через другие банки и ассоциированные или аффилированные компании.

И, наконец, уже сейчас наблюдается рост концентрации банковского сектора, который необходим для его нормального функционирования. По словам Олега Вьюгина: «Насчет поглощения мелких банков, я думаю, что этим скорее будут заниматься российские банки, в стратегии ряда которых совершенно четко записана цель — консолидация капитала и обеспечение существенной доли рынка розничных услуг. Крупнейшие банки уже имеют такие стратегии, и они уже поглощают мелкие банки»5. Появление филиалов будет способствовать ускорению данного процесса, что, несомненно, окажет положительное влияние на отечественный банковский сектор.

Прибегая к международному опыту, можно отметить, что некоторые страны решили вопрос неравной конкуренции со стороны филиалов иностранных банков, введя дополнительные нормы. Например, Венгрия для привлечения филиалов иностранных банков в страну еще в 1997 году приняла законы, регламентирующие их деятельность. Дабы нивелировать возникающие конкурентные преимущества таких филиалов, за капитал принимался объем средств, затраченный на их создание материнской компанией.

Страшилка 2: допуск филиалов международных кредитных институтов угрожает массовым притоком дешевых денежных средств и выдавливанием местных банков сначала на более рискованные рынки6, а затем и вовсе из банковского сектора страны7.

Безусловно, отсутствие собственных средств позволяет филиалу более гибко подходить к своей деятельности, однако, создавая филиал, материнский банк сталкивается с другими трудностями, которые также должны приниматься во внимание.

Филиал остается неотъемлемой частью своего материнского банка и размещенные в филиале средства являются одновременно обязательствами материнского банка, который в полной мере несет за них ответственность и рискует своим капиталом. В случае с дочерним банком, напротив, ответственность «головной» организации ограничена величиной собственных средств дочернего банка и риском испортить репутацию «надежного кредитного института» в случае его банкротства.

Российская экономика характеризуется высокими политическими и экономическими рисками, ее инфраструктура недостаточно развита и тормозит развитие не только иностранных, но и местных банков. Опыт Мексики показывает, что даже при подавляющем доминировании именитых иностранных банков, но без развитой инфраструктуры, адекватных и четких законов, защищающих права собственника, эффективного регулирования развитие банковского сектора обречено на стагнацию.

В связи с этим трудно ожидать большого притока дешевых денежных средств и бурного развития иностранных банков, если власти отменят ограничение на открытие филиалов иностранных банков.

Между тем местные банки уже давно конкурируют с иностранными кредитными институтами в обслуживании высококлассных российских компаний. Их прямое кредитование иностранными банками приводит к тому, чего так боятся противники либерализации отечественного банковского сектора — к вытеснению местных кредитных организаций с наиболее привлекательных рынков. Все больше российских компаний кредитуются у иностранных банков напрямую, привлекают средства на международных финансовых рынках путем размещения собственных ценных бумаг. «По оценке РА «Интерфакс» до половины потребности российской экономики в кредитных ресурсах удовлетворяется прямыми кредитами иностранных банков… Более того, идет и встречный процесс — крупнейшие кредиторы видят все меньше причин работать с российскими банками как финансовыми посредниками на локальном рынке»8. Таким образом, маловероятно, что дальнейшая либерализация банковского сектора в ближайшее время приведет к резкому росту роли иностранных банков в российской экономике.

Страшилка 3: Банк России будет вынужден осуществлять надзор за деятельностью филиала иностранного банка совместно с контрольными органами других стран. Он не сможет вмешиваться в деятельность банка, расположенного за границей, и будет вынужден полагаться на действия, которые сочтет нужным к нему применить национальный надзорный орган. В этом случае существует прямая угроза стабильности банковского сектора страны9.

Вопрос о создании однородной системы надзора и регулирования за филиалами иностранных банков в Европе стал актуальным еще в 70е годы после банкротства нескольких крупных банков. В начале 1974 объявил о своей неплатежеспособности банк «US National Bank» в СанДиего, в том же году в США стал неплатежеспособным банк «Franklin National Bank» (с валютой баланса в $3 млрд.), объявил о своем банкротстве немецкий банк «Herstaff». Последний не входил в число крупных, однако его банкротство имело значительный отрицательный эффект10.

Для минимизации подобных рисков был создан международный орган, известный как Базельский Комитет11. Первым его фундаментальным документом стал Конкордат 1975 года, прописавший принципы надзора и регулирования филиалов, дочерних банков и совместных кредитных институтов иностранных банков. Целью данного документа было создание адекватной системы надзора за отделениями банка, находящихся в других странах. Надо признать, что, так как не все страны следовали данным рекомендациям, в последующем стали возможны крупные банкротства банков таких, как «BCCI», «Meridien» и «Barings».

На основе этого документа Европейский Союз выработал собственные директивы12, которые предлагали ужесточить требования к коммерческим банкам. Впоследствии Конкордат расширялся за счет дополнительных требований. В частности, после банкротства банка «BCCI» в 1992 году в документ были внесены более жесткие требования, согласно которым контроль за риском ликвидности филиала иностранного банка осуществляет надзорный орган страны, где находится филиал, а надзор за его платежеспособностью — в стране, где инкорпорирована головная организация банка13.

Таким образом, уже создана необходимая законодательная база, накоплен международный опыт, в соответствии с которыми и осуществляется надзор за филиалами иностранных кредитных институтов. Тесное сотрудничество, которое и сейчас Банк России осуществляет с надзорными и регулятивными органами других стран, поможет реформировать отечественную банковскую систему. Более того, допуск на рынок филиалов высоконадежных банков, находящихся под постоянным надзором внешних аудиторов, внутренней службы контроля, надзорных органов собственных стран, будет способствовать росту прозрачности и доверия к банковской системе страны. Если местные банки все еще могут себе позволить заниматься сверхрискованными операциями, то никакой иностранный банк с именем не станет брать на себя повышенные риски, грозящие снизить его капитализацию.

… И ДВЕ ОШИБКИ

По поводу опасений, приведенных выше, можно, конечно, спорить, однако есть и такие, что представляются просто ошибочными.

Среди факторов, способных ослабить положение местных банков, называют установленные Банком России обязательные резервные требования, которые не будут распространяться на филиалы иностранных кредитных институтов14.

В действительности филиалы иностранных кредитных организаций могут и не быть исключением. Например, в странах Европы не существует такой проблемы, поскольку филиалы банковнерезидентов производят перечисления средств в ФОР в стране, где инкорпорированы. В частности, в Чехии действует закон (Акт №21/1992. Coll), в соответствии с которым филиалы иностранных банков обязаны зачислять средства в ФОР на счет в Национальном Банке Чехии.

Более того, поскольку в базу расчета величины ФОР по действующему российскому банковскому законодательству15 входят средства, привлеченные от банковнерезидентов, иностранные финансовые институты в случае кредитования своих отделений вынуждены дважды перечислять средства в ФОР: первый раз в своей стране, а второй — в России. В то время как внутренние межбанковские операции не участвуют в расчете этой величины. Поскольку «дочки» и филиалы иностранных банков имеют значительную долю привлечения от банковнерезидентов, что увеличивает для них среднюю стоимость привлеченных средств. Это значит, что настоящее законодательство предоставляет конкурентное преимущество местным кредитным организациям.

Другой пример: «при наличии соглашения об избежании двойного налогообложения налоги на прибыль уплачиваются материнским банком за границей, что может выглядеть как конкурентное преимущество…»16.

На самом деле филиалы, как и дочерние организации иностранных банков, обязаны платить налоги в России. Суть соглашения о двойном налогообложении заключается в том, что компания, осуществляющая свою деятельность в разных странах, не платит налоги на один и тот же доход повторно. Поэтому филиал, как правило, платит налоги в стране, где осуществляет свою деятельность, а материнский банк налог на доход, заработанный филиалом, платит только в размере превышения налоговой ставки в стране своего пребывания над налоговой ставкой страны, где находится ее филиал.

Вместе с тем не стоит возлагать больших надежд на иностранные банки. Во многих странах они показали себя как осторожные и крайне консервативные участники банковского рынка. В Бразилии, например, ряд авторов отмечают, что именно «свои» банки стали пионерами в развитии современных банковских технологий на внутреннем рынке, первыми, в частности, автоматизировали предоставление финансовых услуг и ввели интернетбанкинг17. А в Мексике продажа крупнейших госбанков иностранцам и вовсе привела к дефициту кредитных ресурсов в экономике страны. Опыт показывает, что развитие иностранных банков в чужой стране зависит от ряда факторов (таких, как экономическая и политическая стабильность, наличие развитой инфраструктуры и прочее), и либерализация рынка в ближайшее время не изменит существенно структуру российского банковского сектора.

 

 

 

Перепечатка материалов без активной ссылки на http://prosmibank.ru/ запрещена.