финансы
Добавить сайт в избранное
всё о финансах
финансы
банк и кредит
управление финансами
финансы и персонал
финансовая отчетность
страхование
полезная информация по финансам
Управление финансами
Финансовый менеджмент
Финансовый маркетинг
Финансовые расчеты
Кассовые операции
Аудит
Главный бухгалтер
Бухучет
Банки
Кредит
Вклады
Кредитные карточки
Автоматизация бизнеса
Безопасность финансов
Управленческий учет
Управление знаниями
Управление
Зарплата персонала
Командировочные расходы
Управление персоналом
Пенсионный фонд
Внебюджетные фонды
Деловое общение
Составление отчетности
Первичные документы
Проверки
МСФО
Страхование в СМИ
Страхование на Западе
Рынок страхования
Автострахование
Новости страхования
Медицинское страхование
Страхование недвижимости
Страхование вкладов
Личные финансы

Взыскание кредитов

Чувство просроченного долга

"Наш бизнес - это взыскание задолженностей по поручению компаний-кредиторов,- говорит директор ООО "Юридическое бюро 92 и партнеры" Игорь Алейник.- То есть в принципе мы работаем как коллекторское агентство". "Но задача классического коллекторского агентства - вернуть деньги до суда. А наша основная работа направлена как раз на доведение дела до суда и взыскание задолженности на основании судебного решения",- поясняет Алексей Зотов.
Бюро добрых услуг

- Курьезный случай из практики? - переспрашивает Алексей Зотов. И тут же кивает партнеру: - Расскажи лучше ты… - Я? - вяло реагирует Игорь Алейник.

После чего заявляет бодрым голосом: - А запросто. Например, из практики работы по заказу "Мобильных телесистем". Один товарищ задолжал сотовому оператору 500 тыс. руб… Мы сначала тоже удивились. Потом посмотрели на счета, а там через каждые две минуты звонки то в Нью-Йорк, то в Амстердам, то в Сидней - и так три месяца подряд.

Должник, надо сказать, абсолютно не скрывался. Наоборот, даже заезжал к нам - говорил, что готов заплатить, но только меньшую сумму. Но мы знали, да, собственно, это было видно и невооруженным глазом, что деньги у него есть, что он владеет несколькими роскошными автомобилями, что живет в очень недурном особняке, расположенном в престижном месте и т. д. Суд уже вынес решение, что он должен заплатить, но он уперся - и ни в какую: "Заплачу, но меньше". А почему меньше? С какой радости? В общем, вместе с судебным приставом мы устроили засаду возле его дома, невдалеке припарковали эвакуатор. Как только должник приехал, пристав официально предъявил ему определение суда. Тут же к его автомобилю подъехал эвакуатор, и должника поставили перед выбором: либо он сейчас же в полном объеме расплачивается, либо будет арестован и изъят его замечательный черный "мерседес". В итоге должник просто сходил домой и вынес деньги. Вся процедура заняла меньше пяти минут.

- Только вы, Бога ради, не подумайте,- с тревогой в голосе говорит Алексей,- что мы лихие, циничные люди, эдакие стереотипные вышибалы долгов. Иногда мы сами убеждаем компанию, которая уполномочила нас взыскать задолженность, пойти на уступки - предоставить рассрочку, заключить мировое соглашение и т. д.

- Да-да,- спешит подтвердить эту мысль Игорь.- Мы все же входим в положение человека. Если у него сейчас нет денег, и он просто физически не может заплатить, но при этом от оплаты не отказывается, зачем же на него давить? Нынешние законы таковы, что, по словам руководства "Юридического бюро 92 и партнеры", отравить жизнь должнику несложно.

Можно описать и продать с торгов его имущество - тот же автомобиль, дачу. Можно ограничить его право распоряжаться собственной квартирой, можно запретить ему выезжать за границу, что особенно неприятно, если он узнает об этом только в момент пересечения границы. Еще можно сделать так, чтобы о его задолженности узнали на работе, и чтобы процент в счет уплаты долга снимался с зарплаты. В общем, много чего можно.

- Естественно, все зависит от должника и суммы долга,- говорит Игорь Алейник.- Среди должников часто встречаются сомневающиеся: заплатить или не стоит, ведь я один из тысяч, и обо мне забудут. Но как только такой человек получает по почте претензию, сразу понимает, что о нем не забыли, и гасит долг. Ну а есть такие люди, которые просто убеждены, что с ними ничего невозможно сделать. Эти понимают всю глубину своего заблуждения, только когда у них опишут мебель, запретят им выезжать из страны и т. д.

- Как показывает практика,- говорит Алексей Зотов,- если сумма долга не превышает 30-50 тыс. руб. и ситуация явно в пользу кредитора, люди не спорят и идут платить. Они понимают, что суд, услуги адвоката и т. д. могут вылиться в ту же самую копеечку, да еще нет никаких гарантий выигрыша. А вот когда долг достигает тысяч 500-800, то, по мнению некоторых, есть смысл нанимать адвокатов и оспаривать.

Что же, судиться мы умеем.

Дуэтом

Как люди становятся уполномоченными по взысканию долгов? Игорь Алейник работал после армии на Петровке, 38. Поступил в Московскую государственную юридическую академию. На третьем курсе, а это был 1991 год, ему предложили подработать в частной юридической фирме.

- То, чем я тогда занимался, сейчас считается примитивом,- рассказывает Игорь.- Я помогал регистрировать акционерные общества. В то время когда законодательная база была мутной, когда регистрирующие органы сами не знали, что и как они должны делать, регистрация была сложной работой, и за нее брались даже известные юристы. Кстати, до распада СССР регистрацией занимались исполкомы.

А убедить чиновника исполкома действовать не с точки зрения личных амбиций, а с точки зрения плохо написанного закона было невероятно тяжело. Регистрация компании могла длиться месяцами.

Но так уж случилось, что Игорь удачно выполнил сразу несколько заказов на регистрацию. Клиенты это оценили. В профессиональном кругу это тоже оценили. Заказов стало поступать все больше и больше. И постепенно создались все условия для того, чтобы организовать и, соответственно, зарегистрировать собственную фирму - юридическую. И Игорь Алейник не упустил эту возможность. В 1992 году, учась на четвертом курсе академии, он открыл ТОО "Юридическое бюро".

А тем временем Алексей Зотов закончил экономический факультет МГУ, работал в Комитете по труду и социальным вопросам, был начальником планово-производственного отдела завода в системе Минлегпрома. Какое-то время возглавлял научно-исследовательскую лабораторию в ЦНИИ Машдеталь.

- Мы с Игорем познакомились на каком-то деле, уже не помню, на каком именно,- говорит Алексей Зотов.

- Я тоже не помню,- отзывается Игорь.

- Короче, Игорь ведал юридическими вопросами какого-то проекта,- продолжает Зотов, а Алейник одобрительно кивает,- я выступал в проекте в качестве экономиста. И было это в 1993 году.

Позднее будущие компаньоны еще не раз пересекались на различных проектах, познакомились поближе. И в конце концов пришли к мнению, что могли бы добиться большего, объединив усилия.

В итоге в 1996 году ТОО "Юридическое бюро" трансформировалось в ООО "Юридическое бюро 92 и партнеры", доли которого компаньоны поделили пополам.

- Мы и ссоримся,- продолжает Зотов, а Алейник снова кивает,- и характеры у нас не совпадают, и на многие проблемы смотрим по-разному. Но, как вам сказать, бюро- это именно наше дело, общее. Можно констатировать, что объединение наших усилий стало эффективным - принесло и продолжает приносить коммерческие результаты.

Поначалу партнеры не помышляли о таком бизнесе, как взыскание долгов. А жили главным образом тем, что оказывали услуги по юридическому сопровождению различных бизнес-проектов, ничем не выделяясь среди массы других частных юрфирм. Но в один прекрасный момент в 1997 году компания "Мобильные телесистемы", которую раньше Алейник и Зотов время от времени консультировали по вопросам недвижимости, неожиданно предложила им поработать с ее должниками.

- Сначала мы отнеслись к этому предложению с большим скепсисом,- рассказывает Игорь.- Нам показали ворох документов с ФИО, паспортными данными и адресами доставки счетов, то есть это были далеко не всегда домашние адреса, а места работы, съемные квартиры и т. д. Было непонятно, с кем предстоит судиться, и вообще, есть на свете люди с указанными ФИО или нет, а если есть, то в какой конкретно суд нужно направлять исковое заявление, по каким адресам высылать уведомления должникам и т. д.

- Ну и, конечно, нас отпугивали незначительные суммы,- добавляет Алексей.- В среднем задолженность составляла примерно $500.

Компаньоны раздумывали долго. Им нужно было понять, как образуются задолженности, как преподнести полученную информацию в суде, чтобы и суд понял, откуда берутся эти долги и т. д. Ведь бизнес был абсолютно новым. Никто подобным в Москве тогда еще не занимался, и никаких наработок просто не существовало. В то же время взяться за эту работу означало рисковать собственными деньгами - нужно было нанимать новых сотрудников.

- Тогда в бюро работали мы вдвоем,- говорит Игорь,- и… - И секретарь,- вставляет Алексей.

Фабрика долгов

- На самом деле нас тогда было пятеро,- уверяет Игорь,- и, как вы догадываетесь, мы решили рискнуть.

Сначала заключили договор с компанией-заказчиком, в котором заказчик поручил юридическому бюро представлять свои интересы в судах и службах судебных приставов. Там же был указан и гонорар бюро- 25% от взысканной суммы.

Затем бюро стало идентифицировать должников, узнавать их адреса и рассылать им претензии. Какая-то часть начала гасить долги, другая никак на претензии не отреагировала. Дела неплательщиков начали направляться в суды, а суды, в свою очередь, начали выносить решения в пользу истцов, то есть в пользу бюро. Опять же какая-то часть должников после решения суда пошла платить по счетам, другая часть снова никак не отреагировала. Чтобы взыскать деньги с самых инертных, Алейник, Зотов со товарищи начали налаживать контакты с судебными приставами и всячески помогать им в работе с должниками МТС.

- Раньше приставами работали бабушки,- говорит Игорь,- и вся их работа заключалась в рассылке писем. При нас как раз началась реорганизация службы приставов. В нее начали приходить новые люди- из милиции, из армии. И все бы хорошо, но они абсолютно не знали и не понимали ни своих полномочий, ни как ими пользоваться. Так что наше сотрудничество, а мы все-таки читали закон и примерно представляли полномочия приставов, пришлось как нельзя кстати.

В первое время "Юридическое бюро 92 и партнеры" обрабатывало всего по несколько десятков дел в месяц, и, например, в 1997 году взыскало всего около 1 млн руб.

Бюро скорее примеривалось к новому бизнесу и готовило базу для будущих свершений, создавая прецеденты в судах, чем зарабатывало на нем деньги. Бурная работа началась после дефолта 1998 года, когда количество должников МТС увеличилось на порядок.

- Счет пошел на сотни дел в месяц,- рассказывает Игорь.- И мы поняли, что с помощью традиционных методов, когда один сотрудник получает одно дело и "вручную" отрабатывает его от начала до конца, мы с такими количествами не справимся.

Нужно было внедрять какие-то технологии.

- Скромно замечу,- говорит Алексей,- что серьезную роль здесь сыграл мой производственный и научный опыт. Главным тормозом в нашей работе была подготовка блока документов. Нам приносят пачки дел. Их нужно обрабатывать. Что-то действительно необходимо делать вручную. Но подготовку исковых материалов, расчетов, различных пояснительных записок для компании-заказчика, расчетов госпошлины и другой документации, которая прилагается к искам, вручную при таких количествах делать невозможно. Поэтому мы разработали алгоритм и заказали специальное программное обеспечение, которое позволило бы все это поставить на поток. В итоге мы создали своего рода маленькую юридическую фабрику, которой очень гордимся и благодаря которой дожили до сегодняшнего дня.

- Мы выигрываем 95% всех дел по должникам МТС,- говорит Игорь.- 5% - это главным образом те случаи, когда дилеры или сама МТС допустили неточности при оформлении договоров с клиентами. Медицина, как говорится, здесь бессильна.

С 2000-го по 2004 год мы взыскали 300 млн руб. с 10 тыс. должников сотового оператора.

И сегодня по взысканиям у нас в компании работает 25 человек. За каждым сотрудником закреплен свой суд, свои судебные приставы.

В 2003 году "Юридическое бюро 92 и партнеры" пришло к выводу, что пора предлагать услуги по взысканию долгов другим организациям. Например, страховым компаниям, у которых к тому времени тоже стали накапливаться должники - виновники ДТП, люди, залившие своих застрахованных соседей, компании, виновные в порче застрахованных грузов, и т. д.

- Мы разослали предложения,- говорит Алексей Зотов,- получили отклики и поехали на переговоры. Но поначалу практически все переговоры сводились к тому, что страховщики просто пытались выведать, как нам удается собирать долги в массовом порядке. А заодно говорили нам, что 25% - это дорого. Но через какоето время, после того как мы повторили рассылку предложений, разговоры со страховщиками стали более предметными. Видимо, должников накопилось столько, что перестали справляться их собственные спецотделы. А кроме того, они подсчитали, во сколько им может обойтись расширение собственной службы, и изменили свое мнение насчет наших 25%. Кстати, мы забавно вышли на своего первого клиента-страховщика. Один из руководителей страховой компании задолжал МТС, и ему понравилось, как мы с него взыскали задолженность. Вот он и заключил с нами договор.

Сегодня бюро работает с пятью крупными страховыми компаниями. Причем заключает договор только в том случае, если компания поручает взыскание долгов на сумму не менее 2 млн руб. Работать по страховым случаям сложнее- здесь у должников гораздо больше возможностей что-либо оспорить, например найти ошибку в проведении экспертизы и т. д.

По страховкам бюро выигрывает 85% всех дел. При этом, по словам руководства "92 и партнеры", то, что сейчас происходит в страховой сфере, это "самое-самое начало большого пути": потенциал страховщиков огромен, и жалеть сил здесь нельзя.

Не менее, а, может, даже более значителен потенциал банков, предоставляющих потребительские кредиты. И сегодня бюро активно ведет переговоры с банкирами.

- Пока банки, как когда-то страховщики, сомневаются,- говорит Игорь Алейник.- Но не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, что скоро и банки достигнут точки кипения и будут просто вынуждены обращаться к профессионалам. И впереди нас ждут не только банки. Наш бизнес там, где образуются массовые задолженности.

А сегодня конкуренция такова, что продавцам, чтобы заманить потребителей, все чаще приходится их кредитовать. Ну а где кредиты, там и должники.

- Сегодня мы отрабатываем по несколько сот дел в месяц и в год взыскиваем около миллиона долларов,- откровенничает Алексей Зотов.- Но в обозримой перспективе, по нашим расчетам, мы должны выйти на 10 тыс. дел в месяц и на Бог его знает сколько миллионов. Все условия для этого на рынке созданы.

 

 

 

Перепечатка материалов без активной ссылки на http://prosmibank.ru/ запрещена.